Школа Единой Философии

Научно-исследовательский центр «Гармония»

Книги

Подписаться на эту рубрику по RSS

Секрет прост

Рубрика: Книги
Дата: 13/03/2018 18:19:38

Однажды монах из монастыря, где когда-то обучался и жил Сюй, остановился на ночлег на постоялом дворе. Заметив большое скопление людей, мирно ждущих очереди на прием к знаменитому лекарю, молва о котором докатилась и до монастыря, решил встретиться с ним.

Сделать это было довольно нелегко. И он, как и все, занял очередь, понимая, что так просто с таким занятым человеком не встретиться и не поговорить.

Зная о чудесах исцеления, монах решил посоветоваться как лучше и качественней достичь в себе способностей к ясновидению и ощущению энергий.

Сюй сразу узнал своего собрата, но, не подав виду, осведомился, что за проблема привела его к столь скромному начинающему целителю.

– Начинающему? – изумленно спросил монах, явно не признавший в лекаре известного ему ранее человека, ведь отросший на голове и лице волос изменил Сюя до неузнаваемости. К тому же одежда у него была совсем другой. Монаху и в голову не приходило, что он беседует с хорошо известным ему человеком.

– Да. – ответил Сюй. – Ранее я никогда не занимался этим.

– Но о вас ходят легенды, что вы исцеляете людей, потерявших всякую надежду быть здоровым.

– Да, я стремлюсь им помочь, но это все Силы Божественной Природы Земли и Космоса. Я лишь их покорный слуга, передающий в мир их благодать и жизненную силу.

– Это у вас, наверное, с детства?

– Да нет, что вы! Просто у меня хороший Учитель. – С расплывающейся улыбкой ответил Сюй, кивком головы указав наверх.

– Понимаю… – кивнул в ответ монах. – Не могли бы вы помочь мне. Я тоже обучаюсь целительству. Но все идет так туго… Наверное мои способности весьма ограничены. Я долгое время занимаюсь по монастырским техникам, но, может вы, из своего опыта подскажете мне, как лучше? – и он снова заговорчески кивнул головой вверх.

– Секрет прост, – ответил Сюй, подыгрывая собеседнику в привнесенном таинстве. Но тут же, не выдержав посвященческого тона, заговорил мягко и доверчиво, как будто рассказывал о всем известных истинах:

• Пусть все остается так же, но занимайся не долго, только с максимальной интенсивностью – я имею ввиду заинтересованностью и самоотдачей. Тогда учение легко сделать образом жизни.

• Никогда не пропускай занятий, ведь они кратковременны и поэтому для их выполнения не нужно специальное время – им всегда можно уделить внимание.

Помни, что пропущенное занятие утеряно навсегда. Это как пропущенное дыхание, которое уже никогда не вернешь.

• Никогда не ищи оправданий своей лени или тому, что у тебя не совсем получается – это лишь отдаляет тебя от конечной цели.

• Не занимайся, когда болит голова или очень скверное настроение. Мир причинно-следственный – сей хорошо осознаваемую причину и пожнешь ее желанные всходы.

• Всегда перед занятиями четко манифестируй в пространство свою цель, объясняя целесообразность и пользу окружающему пространству от ее реализации.

• Проводя бесцельные медитации, ты навсегда теряешь время, которое никогда больше не вернешь. Время Земной жизни ограничено, пока ты не постиг его таинства.

• При правильно организованном занятии, ты создаешь систему пространственно-временного движения и сокращаешь путь к своей цели.

• Плохо организованная система занятий или отсутствие положительной манифестации – как семья или государство, в котором лидеры не поделят главенствующую роль. Система должна подталкивать тебя по пути реализации твоих же целей. Тогда она созвучна и гармонична твоей душе.

• Осознанное высокоинтенсивное занятие по системе невероятно продуктивно, так как удерживает твое сознание в данном моменте, да еще и в желаемом направлении. Это экономит время и дает быстрые результаты. Но не будь и излишне напряжен или неоправданно серьезен. Тело и Дух быстро устают от излишней требовательности, а занятия превращаются в утомительную повинность. Жертвенность настоящими благами жизни ради иллюзорных плодов будущего не приведут тебя к гармонии с твоим внутренним миром, в котором ты – творящее духовное Начало.

Такой принцип избавит тебя от колебаний, сомнений и пессимизма во время занятий, а это залог успеха.

Залог успеха – это радостная прогрессивная нагрузка для мозга, желающего работать и развиваться так же, как и твои мышцы, обеспечивающие передвижение тела на радость владельцу. Чем больше оно упражняется, тем увереннее чувствует себя в пространстве.

Так открываются любые сверхспособности, если ты добиваешься этого, преследуя благую цель – служения ближнему…

А еще полюби свое тело. Давай возможность и ему радоваться жизни. Ведь это оно добывает энергию для осуществления замыслов души и поэтому, как ни что другое, достойно благодарности и заботы.

Сюй замолчал, вспоминая, ничего ли он не пропустил из наставлений Учителя. И в тайне порадовался, насколько лаконично и доступно ему удалось объяснить всю суть саморазвития.

Они еще немного поговорили о медитации, о буддизме, конфуцианстве, о ценности Земного воплощения и как все это сделать полезным миру.

Монах остался очень доволен.

Не желая больше отнимать драгоценное время такого удивительного человека, он низко поклонился Сюю, как великому мудрецу, сказав, что если тот позволит, то он еще раз с удовольствием навестит такого незаурядного человека, от которого просто веет душевностью, мудростью и спокойствием.

На что Сюй ответил, что вряд ли надолго задержится в этих местах, ведь ему самому так много необходимо познать и многому научиться.

Дар лекаря

Рубрика: Книги
Дата: 13/03/2018 18:11:08

Прежде, чем покинуть постоялый двор, Сюй решил встретиться с хозяином и поблагодарить его за гостеприимство. Хозяин же сказал, что не хотел вчера прерывать его беседы с постояльцами, но, будучи свидетелем разговора, был немало удивлен мудростью и компетентностью Сюя во многих жизненных вопросах. А так же тем, что странствующие монахи обладают такими глубокими знаниями в медицине.

Сюй стал быстро перебирать в памяти разговоры прошлым вечером, но ничего, чтобы так возвысило его в глазах других, не нашел…

А хозяин продолжил:

– У меня очень личный вопрос, – заговорил хозяин, нервно потирая руки. – В последнее время я стал очень раздражительным, а иногда мной одолевает гнев… Я знаю, что это неправильно, но ничего не могу с собой поделать.

Все чаще у меня болят почки и поясница, а иногда похватывает и сердце.

Нет… Еще недавно я был совершенно здоров, тверд в своих решениях… Но после трагической смерти своих родителей, что-то переменилось – я стал терять силу воли, здоровье и даже начал бояться, что скоро умру и сам…

Немного смущаясь, он добавил:

– Совсем недавно у меня возникло ночное недержание мочи, и, извините за подробности, я перестал спать с женой в одной кровати…

Воцарилась небольшая пауза.

Как только Сюй начал слушать жалобы, в его уме все стало приобретать вид живой картинки, а диагноз болезни возник еще раньше, чем пациент закончил свой небольшой рассказ.

Внутренним зрением он увидел кораллоподобный камень в правой почке. И небольшие песчинки в мочевом пузыре.

– У вас разгармонизирована Стихия Воды, – участливо, но уверенно произнес Сюй, – а в правой почке камнеподобное уплотнение. Причина, скорее всего, кроется в том, что вы не можете отпустить мертвецов – вашу мать и отца.

Воспаленная ткань правой почки нарушает гармонию в печени, отсюда раздражение и гнев.

Печень питает сердце, а перерасход энергии на гнев и раздражение, лишают его энергии, отсюда и сердечные боли.

Взаимодействие Стихий и внутренних органов, к которым они относятся, высвечивались в пространстве, между Сюем и хозяином, потоками радужных флуоресцентных цветов, создавая почти видимую физическими глазами пентаграмму Звезды, о которой он слышал от Учителя.

Сюй поинтересовался, нет ли потери аппетита, и неожиданно для себя самого попросил показать язык.

Сюй начал говорить, как будто его языком кто-то управлял:

– Селезенка потеряла тепло и нарушила питание крови. Отсюда и общая слабость.

Холод проник в мочевой пузырь, а поскольку он питает почки, то в них образовался недостаток энергии, что проявляется как отсутствие воли.

При недостатке энергии в почках присутствует страх холода, – и тут же отметил для себя, что хозяин одет в теплую кожаную безрукавку, а шею окутывал шерстяной шарф крупной вязки.

– С вечера положите в горячую печь кирпич из необожженной глины, а утром, с пяти до семи, прикладывайте его к низу живота.

Очень важно, чтобы вы правильно поняли еще одно соответствие. Почки связаны с ушами. Не сквернословьте, не осуждайте и не критикуйте никого, ибо жизненная энергия будет загрязняться, а почки ослабевать.

Да! На слабость почек указывает неспособность смотреть в глаза собеседнику.

Пациент, слушавший Сюя с опушенными вниз глазами, поднял их, смущенный таким замечанием, но тут же ощутив неловкость, опустил их снова.

Он ухмыльнулся и произнес:

– Да ты просто профессор, а не странствующий монах. Где ты обучился всему этому?

Но Сюй попросил дослушать его советы до конца и продолжил:

– Печень связана с глазами, и зрение может начать ухудшаться.

Хозяин утверждающе хмыкнул:

– Да, я в последнее время начал хуже видеть в сумерках, да и днем иногда предметы расплываются перед глазами.

– За жену не беспокойтесь, – продолжал Сюй. – Все наладится.

Почки являются местом хранения жизненной силы и сексуальной энергии. Позаботьтесь о них, а они позаботятся о вас.

На позвоночнике, как раз между почками, есть энергетический центр – Врата Жизни. Воздействуя на него, можно уравновесить и укрепить энергию почек, активируя и жизненную силу. Я обучу вас этому.

Сюй зажал тело пациента между своих теплых, почти горячих, рук.

– Надавите несколько раз кончиком языка на мягкое нёбо, это активирует почки и Стихию Воды в теле, – сказал он. – Ладонью левой руки накройте правую почку со стороны спины, а пальцами правой надавите вправо и вверх от пупка.

Производя выдох, подтяните живот в сторону правой почки, а теперь расслабьтесь.

Хозяин чуть сморщился.

– Что, ощущаете свою почку?

– Да, что-то есть, – произнес хозяин.

– То же самое сделайте и с левой почкой… Уделите им некоторое внимание.

А затем накройте правой рукой область пупка, а левой – Двери Жизни.

Сюй умело управлял движениями рук и вниманием своего первого в жизни пациента, как будто делал это всю свою сознательную жизнь.

– Закройте глаза, расслабьтесь и утончите свое восприятие…

Совершая плавные вдохи и выдохи, привлеките с вдохом Земную энергию снизу и Космическую сверху в область чуть ниже пупка, а с выдохом – отправьте соединенные под правой рукой потоки в Двери Жизни.

Через 6-9 таких дыханий хозяин отметил, что в области почек появилось ощущение тепла и комфорта.

Он был очень доволен, и чтобы окончательно убедиться, что перед ним не простой монах, а скорее, профессиональный лекарь, поинтересовался, какой пище ему лучше отдать предпочтение во время лечения.

– Постарайтесь меньше употреблять соли. Исключите алкоголь, острые блюда, копчености, уксус и специи. Правда, можно небольшое количество чеснока и лука, чтобы быстрее снять воспаление. Не наедайтесь на ночь – это вредно.

В вашем случае хорошо пить отвар семени укропа или лаврового листа, с добавлением топленного коровьего масла.

Мочевой пузырь при этом, можно согревать сорокаминутным прогреванием в бочке с запаренными листьями ивы, березы и дуба.

Это было уже сверх ожиданий.

Хозяин постоялого двора воспрянул духом, и, обретя уверенность в голосе и жестах, решительно предложил лекарю хорошую комнату в его доме, бесплатное питание и хорошие деньги за то, чтобы тот какое-то время пожил бы в его семье и проконтролировал его выздоровление.

Он обещал ему и дополнительных пациентов, если тот, конечно, согласен. И учтиво говорил о том, что вся его семья очень нуждается в профессиональных услугах лекаря.

Сюй смущенно запротестовал, говоря, что он не доктор и не имеет специального образования. К тому же любая болезнь имеет более глубокую причину в сознании человека и чаще всего является следствием дурных мыслей и слов.

– Вот и прекрасно! – не унимался хозяин. – Помоги всем нам стать лучше… Или это не входит в обязанности монаха? – с иронией в голосе спросил он.

Удар был в самую точку. Сюй замер в нерешительности.

"Ну да… Что, кишка тонка?" – услышал он голос у себя внутри и ответил:

– Хорошо. Кое в чем я действительно, наверное, смог бы помочь вам. Но у меня есть дело, которое привело меня в ваши края.

Мне нужно встретиться с просветленным Мастером Лу. Он проживает где-то в вашем районе. И тогда я решу окончательно.

– Мастер Лу?.. – задумчиво спросил хозяин… – Нет… У нас в селении нет такого.

– Да нет же!– запротестовал Сюй. – Он должен жить где-то здесь, рядом. Меня послал к нему Учитель.

Хозяин постоялого двора заверил, что уж он отлично знает, кто обитает здесь поблизости, вплоть до самого перевала. И уж если бы тут жил просветленный мастер, то он-то в первую бы очередь об этом знал.

– Ну, давай так, – засуетился хозяин. – Ты займешься лечением моей семьи, а я, если такой человек вообще есть в этих местах, постараюсь его для тебя найти.

И не дожидаясь ответа он, широко улыбаясь, с благодарностью потряс руку Сюя и стал отдавать быстрые команды слугам по его благоустройству.

Постоялый двор

Рубрика: Книги
Дата: 15/03/2015 12:57:27

Сюй шел, погруженный в размышления, пока его беглый взгляд не встретился с постоялым двором, а ум, уцепившись за возможность отдохнуть от духовных тем, тут же отметил, что уже заметно смеркается и самое время подумать о ночлеге.

Хозяин ночлежки, добродушный, полный мужчина средних лет, окинул путешественника профессиональным взглядом и кивком головы велел следовать за ним. Они пересекли двор, посреди которого росло необыкновенно большое дерево, очевидно дарившее всем спасительную тень от палящих дневных лучей солнца, и оказались под большим просторным навесом, с одной стороны огороженным от внешнего мира плотной булыжной кладкой, защищающей двор от северных ветров. Поодаль горел почти открытый огонь, обложенный камнями, возле которого сидело шесть путников, очевидно столь же небогатых, как и их новый гость.

Хозяин кивком головы указал в их сторону, промолвив:

– Место выберешь себе сам. Чай бесплатный, – продолжал он, указав на листву дерева, среди которой Сюй заметил маленькие плоды, – а съестное… съестное зависит от твоего кошелька…

Сюй, смущенно улыбнулся, а хозяин, еще раз осмотрел его монашеский вид, понимающе улыбнулся в ответ, добавив:

– У меня есть для тебя пара вопросов… Если ответишь на них, то я найду, чем загрузить твое чрево.

Сюй, ответил, что, в общем-то, не голоден. А если у того действительно есть к нему вопросы, то он мог бы ответить на них и бесплатно. На что хозяин двора в форме легкой шутки заметил, что не только разум смотрит через глаза человека, но и его желудок, и что его наметанный глаз всегда знает, что нужно его постояльцам.

– Меня не обманешь! – Добавил он, и лукаво улыбнулся.

Сюй поприветствовал присутствующих, откровенно наблюдавших за ним, и направился не к самому очагу, а чуть в сторону, ища немного соломы, на которой можно было бы разместить свое тело. Но его действия опередили, и гостеприимные руки одного из мужчин отделили из-под своего холщевого одеяла пышную охапку соломы, приглашая присесть. Владелец гостеприимных глаз показался Сюю очень знакомым. Но не успел Сюй вспомнить и даже произнести слова благодарности, как другие руки уже протягивали ему ароматный чай и походную плотную лепешку, без которой ни один китаец не отправляется в путь.

Сюй церемониально начал пить чай вприкуску с лепешкой. Эта церемониальность объяснялась тем, что Сюй чувствовал на себе взгляды присутствующих, хотя они и делали вид, что заняты своими мыслями. А еще тем, что все они, включая Сюя, понимали, что как только он закончит свою скромную трапезу, люди осторожно начнут задавать ему вопросы, определяющие его готовность к беседе.

"Бедные люди легко общаются друг с другом", – подумал Сюй, – "и им не жалко поделиться, ибо у них почти ничего нет, а потому, очевидно, нет и преград для общения".

Все были рады новому человеку и живо интересовались, кто он и куда направляется, хотя вся внешность Сюя говорила о том, что он странствующий монах. Но эти вопросы служили у странников, как бы, правилом хороших манер, являясь своеобразной прелюдией к началу общения. И если человек уходил от этих вопросов, его никто не упрекал в этом, понимая, что по каким-либо причинам, может быть именно в этот раз он предпочитает ограничить свое общение кивком головы или приветствием в виде легкой улыбки, спрятанной в уголках глаз.

Этот особый этикет знаком всем китайцам и является их отличительной чертой.

Охапка рисовой соломы, умело взбитая Сюем в импровизированную медитативную подушку, испускала тонкий аромат. Этот утонченный запах воздействовал на мозг таким образом, что тот успокаивался и расслаблялся до такой степени, так что даже размышлять не хотелось. Причем тело испытывало такое же состояние – при полноте сил и чувстве комфорта не хотелось производить никаких лишних движений. Даже процесс дыхания был настолько неуловим, что его невозможно было отследить.

Теплый чай согревал Сюя изнутри, еще больше расслабляя его тело и сознание.

Сюй понимал, что он просто был – без прошлого и будущего, без цели и желаний. Сознание и тело пребывало в покое, в котором ощущались вечность и пустота одновременно. Это было странно осознавать, так как в это же самое время он отвечал на задаваемые ему вопросы, абсолютно не напрягая своего сознания.

Неожиданно для себя, в небольшой паузе между разговором, Сюй вдруг осознал, что видит в темном, теплом пространстве светящийся шар, чем-то напоминающий Солнце. Как только он осознал это, Солнце увеличилось в размерах, и его теплота переросла в осознание того, что он и есть этот свет и тепло. Откуда-то изнутри себя Сюй посмотрел на темноту, в которой все это проявлялось, и вдруг стал ею, только вместе с ощущением тепла темнота воспринималась, как живая сущность, наделенная его собственным сознанием. А главное, что ум не пытался найти этому объяснение, а просто прибывал в этом.

Через несколько минут Сюй вдруг ощутил, что он наблюдает за тем, как он говорит, а слова легко и свободно текут из его уст, рождаясь вместе со знанием и пониманием того, о чем он говорит.

Но самое главное, ему показалось, что это с ним когда-то уже было. Боковым зрением он видел, что воздух вокруг него и чуть сзади намного светлее, как будто за ним находился источник света, и настолько был ощутим физически, что Сюй слегка оглянулся по сторонам, желая найти действительную причину этих ощущений, но, убедившись, что на самом деле никакого физического источника нет, просто порадовался такому необычному эффекту.

Через минуту-другую, он стал ощущать, будто что-то светящееся находится прямо над его головой, испуская на его тело лучи света и тепла. Сюй слегка приподнял глаза и, снова ничего не увидев, лишь отметил, что ощущения переросли в осознание того, будто это нечто каким-то образом стало составлять с ним одно целое. Затем появилось еще более удивительное ощущение, что это нечто имеет световое взаимодействие со всем окружающим пространством, и он, каким-то образом является его тепловым и световым центром.

Если бы ни диалог и вопросы людей, смотрящих на него, неизвестно, что бы произошло дальше, ибо тело перестало ощущаться, время и пространство стали чем-то необъяснимо единым вместе с ним. Но вопросы и ответы не давали сознанию покинуть границы действительного мира, слившись в нем с чем-то непостижимо глобальным.

Вскоре у Сюя появилось новое ощущение какого-то прикосновения к макушке его головы. И опять мысль, что это с ним это когда-то уже было. Параллельно с диалогом, продолжавшимся с внимательными слушателями, перед его глазами проплывали картины далекого детства: вот он за столом со своими братьями. Один из них положил ему на голову теплую лепешку. Все весело засмеялись, а он не стал ее сбрасывать, потому, что это напоминало ощущение теплоты, уюта, заботы, радости и счастья. Сюй ощущал единство с миром, погружаясь в недра живого времени, мистически составляющего с ним одно целое. Чувство движущегося тепла в теле перемещались в сторону сердца, и с каждой секундой становились все явней и желанней, пока не достигло своего апогея, остановившись в его недрах. Там оно стали трансформироваться в необычайно приятную вибрацию. Эта вибрация казалась живой, текучей, световой и тепловой сущностью – всего того, что существовало в мире. Она мягко наполняла сердечную ткань приятными ощущениями.

Сюй на мгновение почувствовал себя тюремщиком, испытывая мимолетное чувство вины, но уже в следующую секунду все это устремилось к человеку, с которым он вел диалог. От сердца к сердцу шла физически ощутимая и видимая глазами светоносная связь. Тогда Сюй попробовал перейти взглядом к другому человеку, и произошло то же самое, к третьему, четвертому… – все повторилось.

Сознанием овладел ошеломляющий восторг, трепет, восхищение и необыкновенная радость.

Он попытался открывать эту связь не глазами, а сердцем и получал такой же эффект.

Это происходило, как во сне. Ведя беседу, он с изумлением наблюдал, как знание на любую тему рождается в нем, а он в разговоре одновременно открывает их себе и людям. Одновременно!..

Это было настолько новым и необычным для Сюя, что чувство восторга стало мешать ему, затмевая происходящее. Он увидел, а скорее почувствовал, будто Учитель обратился к нему: "Не впадай в самолюбование, не теряй связи с потоком, идущим через тебя ни на минуту, ни на секунду, ни на мгновение". И в тот же миг, что-то отбросило его от своего тела, и он ощутил себя проводником, через который мир переливает у себя внутри себя же, что это его веселая, вечная игра в жизнь, и что он вместе с другими и есть этот поток и жизнь одновременно…

В костер все меньше подбрасывали дров, и он потихоньку угасал. Вопросов тоже становилось все меньше, а после каждого ответа пауза была все длиннее.

Сюй восхищался своим красноречием и открытием для себя нового состояния. Легко и непринужденно он сплетал слова в замысловатые фразы, открывающие ему самому необычайную глубину мысли и простоту излагаемого.

Все больше он ощущал себя в теле Учителя, отслеживая, что подражает ему в каждой мелочи. Но как ни велико было его красноречие, веки слушателей все больше расслаблялись и, отдаваясь земному притяжению, вводили людей в состояние полузабытья. Со стороны все это напоминало группу медитирующих учеников.

В одну из таких продолжительных пауз, Сюй тоже прикрыл глаза, выпрямил спину, расправил плечи, давая понять о том, что он углубляется в свой внутренний мир. После такой легкой демонстрации отрешенности, никто уже не осмеливался поддерживать беседу, тем более что она естественно шла к своему завершению. Сюй ощущал, как теплота тлеющих углей костра заполняет каждую клеточку его кожи, мышц и костей. Он стал сосредотачиваться на этом проникновении, пока не ощутил, как тепловая волна окутала весь его мозг. Следя за движением этой волны, мозг соприкоснулся с какой-то новой вибрацией, напоминающей жужжание пчелы. Эта вибрация исходила из центра головы, перемещаясь к поверхности черепа и, казалось, заставляла волосы шевелиться, как будто разделившийся рой пчел нашел себе новое место для основания жилища.

Вдруг Сюй увидел улицу, по которой быстро бежал человек. Его движения были такими ловкими и сильными, что Сюй невольно залюбовался.

Через секунду он почувствовал, что левой рукой придерживает меч, а глазами пристально и быстро осматривает местность, ища укрытие.

Сюй осознавал, что все еще сидит возле костра и концентрируется на вибрации, но в одночасье и является участником каких-то событий.

Он понимал, что спасается от преследования. И чувствовал, что группа преследующих вот-вот должна была показаться с противоположной стороны короткого переулка. Сюй пробегал мимо дома, как вдруг двери резко распахнулись и, за секунду до того как преследователи должны были его увидеть, спрятался за дверью, показав знаком правой руки вышедшему мужчине не выдавать его место нахождения.

Группа преследовавших должна была пробежать мимо, но вышедшая вслед за мужчиной женщина с ребенком лет четырех, автоматически закрыв за собой дверь, громко вскрикнула, завидев чужого, возбужденно дышащего вооруженного человека.

Воины моментально перестроились в боевой порядок. Незнакомец сбросил черную накидку, обнажив под ней белоснежную одежду, жестом показал, что идет к ним, не желая подвергать опасности посторонних людей.

Сюй чувствовал холодный блеск металла своего меча. Ноги бесшумно ступали на землю, подобно крадущемуся тигру, готовые высвободить из своих мышц огромный заряд энергии и силы. Левой рукой он скользнул за отворот одежды и, ни на долю секунды не теряя контроль над ситуацией, обвязал голову красной лентой.

Глаза солдат моментально загорелись бешенством, и они со всех сторон ринулись на него, блистая и бряцая доспехами.

Их мастерство не вызывало сомнений, но незнакомец настолько ловко и мастерски владел своим телом и оружием, что в первые же секунды четверо из десяти замертво пали на землю. Один из преследователей, очевидно являвшийся у них за старшего, жестом велел двоим обойти Сюя сзади и натянуть прочную веревку. По команде они снова все вместе бросились на преследуемого. И в тот момент, когда кольцо должно было сжаться, фронтально расположенные воины резко упали на землю, а натянутая веревка должна была сбить с ног Сюя. Но в самый последний момент, акробатическим пируэтом окруженный взлетел в воздух, опираясь на кончик своего меча, а веревка, соприкоснувшись с отполированным лезвием, разделилась надвое как тонкая паутина.

Натягивающие веревку воины тут же свалились к остальным в дорожную пыль.

Незнакомец взялся за лезвие своего меча, и движением его рукояти дал понять воинам, что, показав свое мастерство, не желает больше кровопролития.

Сюй почувствовал, как тяжело дышит, и соленый пот попадает в уголки его глаз и полуоткрытый рот. В эту же секунду малыш, держащийся за руку матери, испуганно закричал. Сюй на мгновение отвлекся на этот крик, и тут же услышал до боли знакомый звук тетивы, выпустившей стрелу.

Стрела летела так медленно, что от нее можно было легко уклониться, но тогда она поразила бы стоящего за ним мужчину. Сюй видел испуганные глаза женщины, как с ужасом расширялись ее зрачки. Это не давало ему возможности шевелиться, а требовало, рискуя собой, оставаться лишь свидетелем происходящего. Стрела навылет прошла через его шею и глубоко засела в левой глазнице мужчины, повалившегося на землю замертво.

Увидев мертвое тело мужа, женщина истерически закричала, закрывая лицо руками. Но Сюй слышал все это как бы издалека.

В глазах вдруг вспыхнул яркий свет, и горячим потоком ударил в голову. Он видел, как приближаются воины, но не проявлял к ним никакого интереса… Меч медленно выскальзывал из его руки, как будто отделялась часть его плоти. Воинский дух покидал его тело, заливая пространство, отблесками полированной стали.

Вдруг это сияние слилось с рукой женщины, подхватившей меч, и знакомое пение лезвия меча, рассекающего воздух, резко оборвалось соединением с человеческой плотью.

Из шеи воина, выпустившего стрелу и пытавшегося приблизиться первым, ударил теплый пульсирующий фонтан крови. Их глаза, теряющие что-то дорогое в этой жизни, на секунду встретились. На губах Сюя скользнула легкая улыбка, непостижимо соединяя печаль и удивление одновременно.

Он не чувствовал никакой боли, лишь луч Солнца, ослепительным светом, заставил его слегка зажмуриться, а когда он снова приоткрыл их, то увидел лицо стрелявшего из лука. Воин сказал: "Я узнал тебя!" От его голоса Сюй слегка вздрогнул, ибо понял, что он сидит у костра, а говорящим был один из внимательно слушающих, точь-в-точь похожий на воина, выпустившего стрелу.

– Я узнал тебя! – повторил незнакомец.

По телу Сюя пробежала легкая дрожь. Левой рукой он пытался нащупать свой меч, но вместо него обнаружил лишь палку, служащую ему посохом в этой жизни.

Их глаза какое-то время в упор смотрели друг на друга, пытаясь вспомнить что-то очень важное…

– Ты тот человек, – продолжал незнакомец, – который утром смешил на базаре народ, продавая сандалии.

– Да. – ответил смущенно Сюй, – Иногда философов многие принимают за шутов,.. ибо им смешон образ жизни последних… А философам смешны бессмысленные потуги глупцов, посвятить жизнь накоплению того, что все равно им не остается после завершения Земной жизни.

– Не знаю, кто ты, – сказал незнакомец, – но ты очень мудрый и располагаешь к себе.

Я хочу спросить у тебя совета. Всю свою жизнь я брожу по свету, как неприкаянный. То богатея, то разоряясь. Я ищу, не зная чего, и не вижу никакого смысла в своем существовании… Не мог бы ты помочь мне мудрым советом? – он замер в ожидании и опять стал точь-в-точь похож на воина, выпустившего роковую стрелу.

Сюй снова почувствовал себя воином. Реальность и действительность интенсивно боролись в его сознании, пока неожиданно он не ощутил себя в роли учителя, и утвердительно произнес:

– Вскоре ты встретишь женщину с ребенком, недавно потерявшую мужа. Это твоя судьба и смысл в жизни!

От этих слов у незнакомца выпала из рук палка, которой он помешивал еще неостывшие угли. Лицо выражало полное недоумение, смешанное с восторгом и удивлением. Он взял за руку сидящего Сюя, изумленно и вкрадчиво спросив:

– Ты что, провидец? Пошли со мной!

Отведя в сторону, справа от выхода, где заканчивалась каменная стена, он указал на женщину, лежавшую на соломе, прижимающую к себе ребенка.

– Сегодня на базаре я встретил эту женщину. Она искала работу. Я предложил ей деньги, но она отказалась, говоря, что ей нужна работа, чтобы прокормить малыша, потерявшего отца. Мне показалось, что я встретил свою судьбу и хочу посвятить им свою жизнь, чтобы хоть кого-то в ней сделать счастливым.

Женщина, через сон почувствовавшая на себе взгляды мужчин, испуганно открыла глаза и прижала к себе ребенка. Теплая волна снова окутала мозг Сюя. Сердце лихорадочно забилось. На него смотрела женщина из его недавних видений. Через секунду она опомнилась и, виновато улыбнувшись, опустила глаза, поправляя выпавшую из-под косынки красивую черную прядь волос.

– Я узнал его. Ты помнишь? Это он вчера рассмешил всю базарную площадь. А с рассветом этого дня подарил мне смысл жизни...

Смешанные чувства владели сознанием Сюя. Он знал нечто большее, чем мог сказать… Ему хотелось спросить: "Не напоминает ли он им кого-то?" Но его язык был нем, ибо сам он еще не понимал, был ли он всего лишь наблюдателем или участником каких-то событий. В ответ он только смущенно улыбнулся и сказал:

– Мы все посланы Богом в этот мир. Но только от нас зависит, сколько врагов или друзей мы приобретем в нем. Помогите друг другу очистить этот мир от страданий и боли. Я знаю, у вас получится.

Мир и любовь сознаниям и сердцам вашим!

Сюй физически ощущал свое присутствие в двух, а то и трех мирах одновременно.

Он вернулся к месту ночлега, вспомнив конец поединка из своих ночных видений. "Вот и закончилась Земная жизнь двух воинов," – подумал он. – "А ведь они могли стать художниками ее бесконечной красоты, философами ее Божественной мудрости. Но ум, порождающий конфликт, вместо изучения законов гармонии, вместо изящных искусств, воспевающих жизнь, творит совершенное оружие, несущее смерть и разрушения... Где и когда совершается ошибка, разрушающая Божественное сопричастие с жизнью… На этот вопрос им, возможно, придется ответить в следующем воплощении.

Сюй смотрел на мирно спящих людей. Они лежали под общим небосводом, усыпанным миллиардами звезд, растворяющихся в светлеющем небе. Его обостренные чувства уловили приятный запах почти потухших углей. Тело нежилось в их щедрой теплоносности, заботливо проникающей в сердцевину костей, обволакивая и согревая его изнутри.

Воздух, заполненный стрекотом сверчков, казался живым выражением гармонии и единства мира. "Что же заставляет человека не замечать всего этого, сея разрушения, непримиримую вражду? Жизнь человека и Природы напоминает встречу воды с огнем, которые пытаются поглотить друг друга. Неужели радость и гармония столь недостижима в материальном мире, и человеку не суждено постигнуть их сокровенного смысла, открывающего таинство беспредельного соединения его сознания со всем сущим, сотворенным изначально, как единый процесс Бытия?"

В воздухе уже ощущалась утренняя прохлада – это освежало и бодрило весь организм. Казалось, что энергия восходящего Светила связывалась с потоками воздуха, притворяя его в живую, мыслящую субстанцию, проникающую через нос в глубины тела, заполняя эликсиром молодости, здоровья и долголетия все, с чем соприкасалась в его недрах.

Он дышал и не мог надышаться. Взаимодействие с воздухом было похоже на то, как путник, измученный жаждой, поглощает желанную влагу. Задержать дыхание было бы равносильно измене телу, поэтому он дышал ритмично, полно и глубоко… Это не могло длиться вечно. Сюй понимал, что сейчас идет процесс пробуждения его тела. Сколько же радости может приносить этот простой осознанный процесс дыхания. "Сколько же еще таких простых, естественных источников блаженства, непознанных и не замечаемых нами в повседневной жизни, Господь вложил в свое творение?" – подумал Сюй.

Темнота медленно растворялась, освобождая из своего плена очертания окружающих предметов, и они с каждой минутой, сбрасывая с себя оцепенение ночи, облекались в яркие одежды – глубину и причудливость своих разнообразных форм, раскрывающих смысл их сокровенного Божественного предназначения.

Восходящее на горизонте Солнце напоминало слиток расплавленного золота, края которого мерцали и переливались, как будто оно кипело изнутри, готовое принять форму золотого безукоризненно правильного диска. Излучая свет, радость и тепло на все сущее под небом, оно прокатится по небосводу, как миллиарды лет прежде, не укоряя и не браня, не злясь и не хваля, не утешая и не принуждая никого и ничего, с чем будет соприкасаться на пути своего ежедневного движения к закату, чтобы на утро возродиться вновь из мрака ночи в силе, славе и свете своем, осуществляя вечный ритм жизни, как вдох и выдох Бытия, не подвластный злому умыслу и власти тьмы.

Сюй вспомнил технику Учителя по набору телом энергии восходящего Солнца в три жизненно важных центра: в голове, груди, и в низу живота, наполняя себя энергией жизни, молодости и долголетия.

Базар

Рубрика: Книги
Дата: 15/03/2015 12:56:33

Не привычно большое количество людей, чем-то напоминало муравейник. Люди суетливо двигались вокруг, не обращая на Сюя никакого внимания. Кто-то тянул тележку с овощами, кто-то с вещами. Кто угрюмо, кто, весело приветствуя друг друга, и бегло обменявшись парой фраз, вновь спешили по своим делам.

"Каждый из них имеет свою историю жизни, проблемы, желания", – думал Сюй, – "и среди всей этой суеты им некогда думать о Боге… Им нет до него никакого дела. Неужели он не нужен им? Неужели мирские утешения могут затмить этот неумолимый зов души, поиска соединения с Высшим?

А ведь кто-то из них совсем ничего не знает о Боге… Они не знают, что несколько дней назад я беседовал с Великим Учителем, знающим Творца. Если бы они только знали, что я сейчас его единственный ученик и скоро стану просветленным человеком. И тогда я смогу рассказать им об истине", заполнив неосознаваемый вакуум души светом знания и любовью.

Эти мысли немного компенсировали то, что сейчас люди совсем его не замечают, и он смотрел на них, как на безликую копошащуюся массу муравьев, упорно продолжавших делать то, что заложено в них Природой.

Сюй опять вспомнил о Мастере, и подумал: "Появись мой Учитель здесь сейчас, никто не обратил бы на него внимания". И вдруг его ум, как выстрел из лука, прошила мысль: "А вдруг, среди этой массы, сейчас возле меня находится просветленный, а я тоже не замечаю его, относясь с высока ко всем встречным, считая себя в чем-то выше них! Я, что, впал в гордыню?.. Может где-то здесь рядом, прямо сейчас идет человек, к которому послал меня Мастер, наверняка он тоже просветленный, иначе Учитель не направил бы меня к нему. А может, он уже встречался мне в толпе, а я прошел мимо?.."

С этой минуты Сюй внимательно стал рассматривать лица прохожих, пытаясь под маской обыденности разглядеть глубинную суть человека.

Через время он, с удивлением для себя отметил, что каждый человек очень индивидуален, и он легко может определить не только род деятельности человека, но и его душевное состояние.

Вначале незаметно для себя, а потом вполне осознанно, он стал улыбаться прохожим. Ему ничего и не оставалось делать, так как на его внимательный взгляд люди стали реагировать немым вопросом: "Что надобно этому человеку, следящему за нами с таким вниманием?" Смотреть так внимательно на человека, и не улыбаться, выглядело как признак недружелюбия. Сюй начал улыбаться, он улыбался искренне, весело переводя взгляд с одного лица на другое. Он стал ощущать, что толпа людей уже не кажется ему чужой, серой, не одухотворенной массой. Все больше люди улыбались ему в ответ, и он чувствовал, как распадается стена отчуждения, и ему становится ближе и понятнее их незатейливый способ существования.

Какой-то башмачник с обувью на руках и на своей конусообразной шляпе из рисовой соломы, шумно приветствовал встречу их глаз, и, заметив потрепанные сандалии Сюя, стал уговаривать его остановиться и посмотреть на обувь, висевшую на его тележке, как гроздья экзотических фруктов. Руками, обутыми в сандалии, торговец делал движения, напоминающую ходьбу в сторону одной из висящих гроздей. Они оба рассмеялись, и торговец стал предлагать ему новую, добротную обувь, почти бесплатно, за несколько монет. Он уверял, что дешевле не найти на всем базаре, а страннику, на его профессиональный взгляд, уже пора бы произвести соответствующую замену.

Сюй дал понять, что не интересуется этим, но торговец, не обращая на его отказ никакого внимания, продолжал уговаривать пожалеть ноги и проявить о них заботу, ведь они столько делают для него, давая возможность передвигаться. После столь трогательных слов, лицо продавца замерло в ожидании ответа.

Все это выглядело так искренне, казалось, что торговец заботился о чужих ногах больше, чем сам хозяин.

Сюй подумал, что если бы у него были хоть какие-то гроши, он непременно удовлетворил бы просьбу торговца, и ему стало даже как-то неловко за то, что он не может сейчас этого сделать.

Сюй шагнул в сторону, давая понять, что сделка не состоится, но руки торговца уже оплели его вторую ногу, предлагая, что если тот не хочет купить, то пусть хотя бы померяет, а торговец, и ремесленник в одночасье, полюбуется своим творением со стороны.

Сюй был просто в замешательстве, он не знал, что ему предпринять, что бы вырваться из цепких рук, уже снимающих с него сандалию. Для освобождения ему надо было бы приложить силу, а надеяться на то, что он сумеет объяснить, что ему не нужна обувь, уже было совсем не возможно.

Как только Сюй перестал сопротивляться, и пытаться что-либо объяснить, как через несколько секунд на его ногах была новая обувь, а торговец с восхищением расхваливал окружающим свой талант – безошибочно определять размер обуви на любую ногу. Прохожие, с улыбкой, одобрительно кивали Сюю, а он только виновато улыбался, не зная, что ему предпринять.

Некоторое время его тело было в каком-то оцепенении, и вдруг, к изумлению почтенной публики, Сюй сел в позу лягушки, затем забросил ноги на плечи и стал расхаживать на руках возле торговца, смешно шевеля сандалиями, расхваливая обувь и мастера, сотворившего такой шедевр. Ему в голову пришло даже несколько строчек:

"Если хочешь долго жить –

Обувь поспеши купить!"

Прохожие весело смеялись, образуя вокруг тесное кольцо, как перед выступающими циркачами. Несколько детей, выбежав на середину круга, и стали подражать Сюю, а их неудачные попытки закинуть ноги за голову или плечи, вызывали бурный смех и шутки окружающих.

Вокруг повозки уже собралось человек двадцать пять, а кое-кто стал осматривать и примерять предлагаемую обувь. Всем было интересно и весело.

За несколько минут торговцу удалось продать несколько пар обуви, одновременно подбадривая своего неожиданного помощника одобряющими возгласами. Довольные покупатели не торопясь расходились.

Ловким движением, Сюй опустил ноги со спины на землю, снял сандалии и протянул их торговцу, но тот, с бурным чувством отстранил его руки, утверждая, что благодаря ему, он получил гораздо больше денег, чем ожидал, и даже предложил взять его себе в помощники, обещая хорошее вознаграждение. Торговец одобрительно трепал Сюя за плечо, не давая возможности что-либо возразить, и тряс его руку, предвосхищая согласие.

Поняв, что ему так просто не покинуть общество этого человека, Сюй тоже начал трясти его руки в знак одобрения, но сказал, что вначале должен повидать человека, которого ищет, и что эта встреча очень важна для него, а потом… потом почему бы и не подзаработать!

Пожимая торговцу руки и обещая, что скоро вернется, ему удалось отойти немного в сторону, и тут же он был поглощен потоком новых лиц и судеб, пестрой толпой замелькавших перед его глазами. Он уже не всматривался в лица, как прежде, а размышлял о том, как ловко торговец владел своим ремеслом, и что если бы так удавалось приобщать людей к духовным занятиям – мир был бы гораздо лучше и совершенней. Однако он вспомнил разговор Учителя о мастере и проповеднике, и его уму стали открываться различные принципы приобщения людей к духовной культуре. Разные методы общения с людьми мелькали в его сознании, как лица прохожих, но вскоре были прерваны Сюем, так как он не мог сориентироваться в каком направлении ему нужно идти, чтобы покинуть базарную площадь.

Остановившись и осмотревшись, он быстро сориентировался и нашел выход из рыночных лабиринтов, наполненных вещами, едой и шумом общающихся людей.

По дороге в селение

Рубрика: Книги
Дата: 15/03/2015 12:55:49

Странно, но, находясь вдалеке от Учителя, Сюй еще больше чувствовал близость с ним, он часами вел с ним диалоги, а иногда, почти физически, ощущал его присутствие. Странное чувство присутствия Учителя часто сменялось длинными монологами с самим собой, где Сюй начинал чувствовать себя в теле Мастера. С какой радостью, без малейших сожалений и размышлений, он поменял бы свой ум и молодое тело на это старое, но мудрое существо. Все больше вживаясь в этот образ, он подолгу с наслаждением отмечал в себе привычные движения Учителя, от которых вместо старческой неповоротливости всегда веяло Силой Духа и точностью выполняемых движений. Тогда Сюй отмечал, что и его тело и сознание едины и никогда не забывают друг о друге, проявляя обоюдную заботу, предугадывая потребности.

Мастер казался ему настолько совершенным, что даже седина и потускневший с годами цвет кожи лица с морщинками в уголках глаз, как бы дополняли его целостность и совершенство.

Он легко переходил в образы излагаемого, делая его убедительным и проникновенным, и если говорил о ветре, то становился подвижным, воздушным, а ощущение свежести и свободы заполняло все окружающее пространство. При необходимости, его еле уловимые микро движения могли объяснить то, что не могли описать слова.

Иногда, ведя беседу о Вечном Духе, он становился целой Вселенной, и ощущения вечности и мудрости увлекали ученика в межгалактическое пространство, окутывая своей торжественной тишиной.

Размышления Сюя резко прервались ясной четкой мыслью в центре головы: "Это любовь…"

"Это любовь! Это любовь! Это любовь!.. любовь…любовь…" – повторил ум, как вторит эхо. – "Любовь? Ну да!" – Без тени сомнений ум осознал, что такое восприятие происходит тогда, когда человек наполнен любовью.

Сюй, как бы, проснулся посреди дня, выйдя изнутри своей головы наружу, он отметил обострение всех своих чувств и каждый звук, цвет трав, камней и цветов, теплота солнечного света – все воспринималось им гораздо сильнее. Он испытывал ко всему окружающему заботливое участие. Что-то приятное лилось из его сердца и сознания во вне, а через органы восприятия возвращалось обратно благодатными потоками, омывая его целиком, как снаружи, так и изнутри.

Он с наслаждением отмечал все особенности этого состояния, боясь в одночасье перенапрячь сознание и потерять связь с этой благодатью. Что-то открывалось в нем. Оно не пришло откуда-то, оно всегда было с ним, это часть его самого – таинство сопричастного торжества с жизнью можно было бы назвать это, если вообще это хоть как-то можно было выразить словами.

Это не было чужим чувством. К нему не нужно было привыкать. Одна мысль тревожила сознание: "Если это мое, то от чего же раньше я не испытывал такого блаженства?" – Но мысль замирала, боясь хоть на миг потерять это состояние.

Сюй замер от переполнявших его чувств, и акт благодарения Творцу за содеянный подарок вырвался из уст взволнованным монологом, изливая в мир эликсир экстатической чувственности.

Казалось, что свет его души и сознания слился с солнечным светом воедино, а само тело ощущалось легким и прозрачным, не дающим тени. В ушах звенели тысячи колокольчиков, и нельзя было понять, откуда льется этот звон – снаружи или рождался где-то в недрах его головы.

Ум с наслаждением пил эликсир Вечной жизни, забыв о своей смертности и ограниченности понимания происходящих процессов.

Обостренные чувства наркотически останавливали его приземленное мышление, увлекая от логического прагматизма, в мир мистических переживаний.

Никакая медитация не могла сравниться с этим новым состоянием. "Неужели это возможно ощущать просто так, в обычной жизни, просто идя по дороге в старых сандалиях и потрепанной одежде?", – промелькнула мысль в уме, еще цепляющегося за свой статус здравомыслия, и в голове снова прозвучали слова, но уже мягко и бережно, что бы ни потревожить засыпающий ум: "Это любовь…"

"Любовь!..Любовь!.. Любовь!..", – вторил ум, зачарованный погружением в Высшее мистическое Состояние Бытия, делающее разум возвышенным и свободным.

Дыхание счастья

Рубрика: Книги
Дата: 28/09/2014 11:52:45

Ни один день не был прожит без посвящений в какие-нибудь таинства Природы с открытием новых форм взаимодействия с миром.

Дни, недели, месяцы сплелись в единый поток времени, всецело приближающий, как казалось Сюю, к чему-то глобально великому.

Иногда он думал, что столько информации ему и не нужно, ведь жизнь и так стала для него сплошным наслаждением. Он научился радоваться каждой травинке и камушку на его пути, деревьям, облакам, своему собственному дыханию.

Все больше он сожалел о том, что другие не знают об Учителе и его удивительных знаниях, способных помочь всем и каждому.

"Не хлебом насущным жив и счастлив человек, но и осознанным дыханием своим" – говорил Учитель, посвящая Сюя в чудотворные формы дыхания.

Как-то он обучил Сюя истинной пранаяме или "Дыхание Счастья" – как часто сам Учитель называл этот тип дыхания.

"Такая техника", – говорил он, – "может изменить отношение к жизни, меняя судьбу в целом.

Земная жизнь дана нам для обретения опыта Бытия, чтобы найти свой индивидуальный осознанный путь к объединенному сознанию.

В этом собственном постижении человек должен отыскать путь к удовлетворению, гармонии, радости, счастью и покою.

Надо помнить, что само сознание это духовная, информационная субстанция, и она обладает уникальным свойством – способностью находиться в различных состояниях.

Поскольку человек состоит из духовного и материального, то тело и Дух связаны между собой чувствами. Чувства даны человеку для понимания правильности избранного направления, то есть, идти надо в сторону радости и счастья.

И тут-то человека и подстерегают "опасности", потому что у тела и души способы получения счастья и радости во многом разняться.

Тело, обладая органами восприятия, вызывающими различные чувства. Оно стремится к удовольствию, часто материального происхождения – прикосновения, запахи, звуки и прочее, что связано с ним индивидуально и непосредственно. Это и вызывает так называемые эгоистические желания. Они зацикливают человека на своей персоне и вскоре все, что мешает ему получать удовольствие для тела, расценивается как препятствие, конфликт.

Душа удовлетворяется, когда есть состояния, приносящие удовлетворение – "удовлетворительное творение".

Тело же постоянно стремиться к удовольствию. Удовольствие тела всегда ограничено его предельной возможностью воспринять таковое.

Например. Мы кушаем вкусную пищу, получая удовольствие. Но наступает момент пресыщения, и тело дает сигнал о том, что веществ, необходимых для жизни, получаемых с определенной пищей.

Когда такой сигнал запаздывает или его игнорируют, продолжая получать удовольствие, можно нанести вред здоровью, а то и умереть, к примеру, от обжорства.

Объясняя это, Учитель приводил доходчивые примеры:

– Представь, что тебя гладят очень нежно и ласково. Это будет приносить удовольствие не больше 15-20 минут. Затем это станет вызывать не удовольствие, а раздражение. Если это не прекратить и гладить тебя в течение суток, то на месте прикосновения может появиться раздражение кожи в виде сыпи.

Такого пресыщения не происходит у души, стремящейся к познанию и удовлетворению духовных потребностей.

К примеру, все люди, окружающие тебя, благодарны за твое внимание к ним, – говорил Учитель, – и ты получаешь радость от того, что все тебя ценят и любят.

Или вот еще пример. Ты счастлив, осознавая то, что можешь быть в постоянном творческом процессе, и ощущать его плоды всеми органами восприятия. Совершенствуя себя, как человека мудрого, разумного, к общению с которым стремятся все встречные сознания.

Бог дал нам жизнь и право быть ее зодчими. Но мы должны проявлять сотворчество с Ним в конструктивно-позитивном направлении, улучшающих мир своими творческими дополнениями в рамках Его замысла, обеспечивающих реализацию и счастье сопричастия для всех участников процесса Бытия. От того радость, достигнутая от служения миру, столь благодатна для души. Как и открытие в сердце необусловленной любви, не привязанной ни к чему предметно. Это все качества души, которые необходимо наработать всем, и прежде всего тем, кто стремится постичь истину. Но это путь, длиною ни в одну жизнь.

Но есть метод, который может ввести тебя в эти состояния и помочь душе быстрее эволюционировать. Интересно?.. Это истинная пранаяма – "Дыхание счастья".

Сюй заметно оживился, а Учитель продолжал.

– Этот тип дыхания начинается с глубокого выдоха. Выдохнув глубоко, ты моментально получаешь импульс для вдоха (это рождается в твоем сознании не зависимо от мышления). Медленно, как говориться "со вкусом", испытывая удовольствие, начни совершать осознанный глубокий вдох… Делай это как можно медленнее, но так, чтобы не появлялось неприятных ощущений, что тебе не хватает воздуха, – Учитель улыбнулся и добавил – чтобы ты буквально "пил" нектар жизни – эликсир, дарующий тебе жизнь и наслаждение.

Как только ты закончишь вдох, наполнив легкие (не вызывая у себя чувства переизбытка), тебе, конечно же, захочется выдохнуть, и это тоже не зависит от твоих предпочтений.

Если будешь делать все правильно, то желание выдохнуть (так же как и вдох) будет связано с получением удовольствия и удовлетворения. Позволь проявиться этому, осознанно производя плавный, ровный, продолжительный выдох.

Через определенное время, если делать эту практику регулярно, у тебя появится желание сделать паузу после вдоха, которая тоже будет приносить тебе состояние радости, ибо будет связана с притоком жизненной силы и энергии. Вскоре появится самая загадочная и мистическая вещь – желание сотворить паузу после выдоха. Когда это произойдет, тогда, в конце выдоха, начинай глубокое расслабление. Ты отследишь, что твое тело может не дышать, а сознание начнет погружаться в умиротворение, покой и блаженство.

Глаза Мастера прикрылись, отображая наглядно глубину этих состояний. Затем он прищурился, посмотрел на небо, и, отыскав на нем Солнце, добавил:

– Хорошо делать такую практику за 10-20 минут до восхода Солнца, и закончить, когда оно уже поднялось над небосводом.

Учитель на время замолчал, наслаждаясь чем-то неизвестным, постигнуть которое Сюй пока не мог, а затем с голосом, проникающим прямо в душу, продолжил:

– Это дыхание счастья, так как вскоре во всем теле появится ощущение легкости, свободы и радости.

Душа будет замирать от восторга, что тело получает удовольствие от такого естественного и в то же время Божественного процесса, не требующего никаких материальных предпосылок, в смысле ценностей или приобретений.

Да, и еще при вдохе можно слегка сжимать голосовую щель для создания легкого шумящего звука. После 5-7 минут такой практики, ты почувствуешь, что вдыхаешь счастье, радость, блаженство – ты почувствуешь, что сам Бог дышит твоими легкими, вдыхая и выдыхая себя же.

Когда ты хорошо освоишь это, скрести внутренний взор на переносице, и начни переносить внимание от межбровья к макушке головы, проводя глазами по внутренний стенке черепа. Случится чудо – ты увидишь духовный Свет. Полость головы в этом пространстве станет светлой, и чем выше ты будешь поднимать глаза, тем сильнее будет этот свет. Достигнув глазами предела на макушке головы, начинай дышать через нее. Ты ощутишь, как блаженство Небес начнет изливаться сверху, прямо в твою голову. Тогда приподнимай кончик языка к нёбу и, скользи им к мысленному потоку нисходящей энергии. Ты будешь пить СОМУ – нектар блаженства, которым можно заполнить каждую клеточку своего тела, каждый орган, и все, с чем в это время соприкоснется твой благородный разум.

Но всем этим практикам должно предшествовать следующее: честность, не причинение вреда, тогда только рождается уважение, покой, умиротворение, радость, счастье… Одно порождает другое. Не появляется мудрость, пока не открыт разум, как нельзя развить разум, пока не развит рассудок, и не развивается рассудок, пока болен ум.

Предшествующее всегда является фундаментом для последующего, иначе то, что может проявиться в твоем сознании будет кратковременным, а то и уродливым.

Многие, занимающиеся пранаямами, так и не достигают высших блаженных состояний сознания. Их практики превращаются в чисто формальное механическое исполнение. Они нагнетают в себя не духовную энергию, а просто активизируют процессы жизнедеятельности, получая повышенные порции жизненной силы. Но эта сила бездуховна. Это энергия деятельности, активности, и если ее сдерживать, она начинает их беспокоить. Чрезмерная активность может привести к раздражительности, спешке и беспокойству.

Когда Человек получает радость от накопления духовной энергии, ему хочется поделиться. Это тоже своеобразная динамика, но динамика души, а не тела.

В результате такой практики рождается блаженство, и человеку непременно хочется им поделиться с другими.

Когда появляется это состояние, надо сознательно наполнить им все свое тело – внутренние органы, железы внутренней секреции, кости, части тела. Затем начни заполнять комнату, зал, пещеру – место, где занимаешься, страну, планету, Солнечную систему, галактику, Вселенную.

Когда ты наполнен блаженством и посылаешь его вовне, отследи, как это же по подобию отовсюду устремляется к тебе по обратной связи, созданной твоим благим разумом. Начни медитировать над этим, и сознание начнет соединяться со всем сущим. Божественное будет проникать в тебя, а ты в Божественное…"

Сюй часто прибегал к этой практике, и жалел, что раньше не знал такой простой, доступный и эффективный метод соединения с целым.

"Божественное рядом. – Он размышлял о том, что такие техники, как "Открытие Небесных Врат", "Ящерица, отпускающая свой хвост", "Движение Дракона", "Антахарана", "Исцеляющее дыхание", "Сияющий мозг" могли бы помочь всем: от мирян до монахов! – Как бы было мудро и правильно не хранить это в себе, а подарить миру".

Ему так хотелось помочь всем ищущим, но покинуть Учителя, Сюй не мог даже в мыслях. Связь с Учителем – самое дорогое, что у него было. О другом он не хотел и думать. Все другое просто меркнет перед осознанием возможности живого общения с Мастером, которого он искал всю жизнь.

Но судьба готовила ему новый сюрприз. Однажды Учитель сказал, что у него есть большая просьба к Сюю.

Сюй, обрадованный, что хоть чем-то может отблагодарить Учителя, с готовностью согласился.

Просьба была весьма простой на первый взгляд – надо было отнести письмо человеку, которого звали Мастер Лу.

По рассказу Учителя, он жил немного южнее монастыря, в котором когда-то жил Сюй, в предгорье, на противоположном берегу реки. И путешествие не займет и двух-трех недель.

Он также отметил, что Мастер Лу весьма просветленный человек и, получив рекомендательное письмо, поделиться с Сюем, если только он пожелает, своими ценными личными практиками, дополнив его духовное образование, ибо давно уже живет в гуще социальной жизни и имеет большой опыт в обучении глубоким самопогружениям и трансцендентным медитациям. Правда, о нем мало кто знает, и тут-то и Сюю и надо проявить мудрость, накопленный опыт, переданный Учителем, чтобы отыскать "Великое, находящееся в простоте и скромности".

Сюй понимал, что никто не может сравниться с его Учителем. Его очень обеспокоила предстоящая разлука, но, в одночасье, он был и несказанно рад тому, что еще раз хоть чем-то угодит Учителю. А главное – подтвердит свою любовь к Мастеру, безоговорочно выполнив его просьбу.

Падшие Ангелы

Рубрика: Книги
Дата: 28/09/2014 11:51:57

В последние годы жизни Сюй старался познакомиться с многими разнообразными взглядами на жизнь из разных письменных и устных источников.

Эзотерический винегрет в голове Сюя не давал его сознанию расслабиться и принять мир таким, какой он есть. Многие вопросы так будоражили его сознание, что не давали покоя ни днем, ни ночью.

Хотя ответы Учителя просвещали его сознание и окрыляли новым пониманием, сумерки новых сгущающихся вопросов заставляли его окрыленную душу вновь спускаться с высот обновленной духовной радости в поисках земных ориентиров в виде существующих общепринятых религий.

Он беспрестанно думал о существовании Зла: "Неужели оно столь необходимо для духовного развития или столь сильно, что с ним не может справиться Божественный мир? Каждая религия боролась со злыми духами, чья иерархия была столь значительна, что основные жизненные силы уходили не на постижение Божественного, а на борьбу с демонизмом и реабилитацию человеческой души после столкновения со Злом. Отчего бы Сынам Света не пребывать на Земле в гораздо большем количестве и не демонстрировать свою духовную Силу, побеждая Зло, воцаряя справедливость в сложных моментах истории? Тогда бы все было ясно, и путь к спасению через сотрудничество с Силами Света был бы понятен и открыт многим сознаниям. От чего же Зло имеет больше возможностей, проявляя себя в разрушении не только физического мира, но и души человека?.. Будь моя воля – все было бы не так!..

В один из моментов таких размышлений у Сюя сжалось сердце от обиды за все человечество, попавшее в сети Зла. Удушливая горячая волна поглотила и сжала его сознание. Как утопающий, собирая свои последние силы, взывает о помощи, даже если вокруг него никого нет, Сюй мысленно прокричал в пространство: "Господи! Да что же это творится на Земле? Неужели я настолько глуп, что мне так и не суждено постигнуть твоего Божественного замысла?.."

Было утро – время для медитации, но медитировать он не мог. Он не мог заняться и каким-нибудь делом. Казалось, что любое действие ума и тела не имеет никакого смысла. Просидев в прострации какое-то время, Сюй отметил, что ведет воображаемый диалог с Учителем. Это часто бывало и раньше, когда он пытался правильно сформулировать свой вопрос, и мысленно представлял, как он задает его своему наставнику, но в этот раз присутствие Учителя ощущалось как незримое руководство, где мышление ученика и Учителя было как бы объединенным.

Сюй решил думать и делать только то, что именно сейчас приходит к нему в голову, и нежно и ненавязчиво просится к исполнению.

Улавливая эти тонкие вибрации как внутреннее движение души, он начал приветствие:

"Господь! Я приветствую тебя и твою Светлую Космическую иерархию! Благодарю за все, что произошло со мной, и что произойдет по Воле твоей! Я верю в любовь и мудрость твою! Да будут все существа Вселенной счастливы, мирны, блаженны! Да пребудет мир и гармония во всем Мире!

Я приветствую Серафимов, Херувимов, Духовных Наставников, Хранителей судеб, миссий, как Единую Божественную Семью, и посылаю им свою любовь и благодарность!

Я приветствую своего личного Настройщика сознания, как присутствие в разуме моем любимого мной Создателя – Райского Отца!

Я успокаиваю сознание свое, чтобы стать восприимчивым к мыслям и Воле твоей, Господь!.."

В созерцательном безмолвии и тихой радости прошло какое-то время, и Сюй незаметно для себя вновь стал размышлять о Святом библейском писании, о том, что один из Славных ангелов отделил свои цели и задачи от общего плана Творца и увел за собой треть ангелов. "Треть ангелов... Какое огромное число!" – подумал Сюй.

И вдруг его как молния прошила мысль: "Почему нам, людям, выпадает в жизни столько испытаний?.. А не мы ли – люди на Земле – эти падшие Ангелы?"

Он вдруг вспомнил рассказ Учителя об ангелоподобных существах, появившихся на Земле, и что их тела становились материальными потому, что у них появились свои обособленные цели и задачи, что именно этим они закрыли свою способность быть в объединенном сознании, и теперь сами решают все свои проблемы по выживанию.

"Господи! Это что так и есть?.." – пробормотал Сюй, еле шевеля губами, но вместо ожидаемого ответа в его сознании еще более усилилось ощущение, что с ним размышляет кто-то еще.

В голове упорно вертелась мысль: "Не останавливайся, размышляй. Попробуй уложить эту теорию в картину существующего мира".

И Сюй продолжил. "Мы все падшие Ангелы, и пытаемся создать способ существования и творения без объединенного сознания с Творцом. Отступники!.. От того в мире так много зла, и некому заступиться за праведников... Праведников?.. Ну да! В мир спускаются и Ангелы Света – преданные Богу. Они хотят примером своей жизни показать путь назад, путь возврата к Господу – нашему Создателю и защитнику заблудших душ. Ведь Дух ангельский все так же присутствует в нас, как и прежде, только мы своей свободой выбора, данной нам Создателем, сами же и отделили себя от остального Божественного мира.

Господи! Мы же одна семья! Как это возможно? Это какой-то дьявольский заговор или чей-то отвратительный эксперимент?!"

В голове, как вспышки молнии, появлялись отрывки из разных Святых писаний мира, и все они укладывались в эту новую парадигму.

"Это же все объясняет!.." На глаза навернулись слезы, и рыдание, как акт прошения о прощении Отцом неразумности своих детей, готов был сотрясти пространство, но новая мысль уже рождалась и разворачивалась в его трансформирующемся сознании: "А может быть и я Сын Света, присланный спасти мир?.. Но, рожденный в физическом теле, забыл о своей миссии, и сейчас идет период воспоминания… А Силы Зла и отступничества пока еще столь сильны на планете, что затмевают мне Свет истины и возрождения в Духе Отца для исполнения моей миссии".

Сюй ощутил прилив огромной духовной энергии, и сознательно, с твердой решимостью, отделил свое сознание от невежества, страха и отступничества. Он промолвил почти вслух так, чтобы было слышно его невидимым собеседникам: "Я принадлежу к Сынам Света! Я делаю свой выбор в сторону Сил Добра! Я и Господь – одно!" – На душе сразу же стало легче. – "А как же остальные? Как им объяснить, что все это держит сознание в клещах безжалостного палача, именуемого Зло. Оно мешает соединению человека с его спасительной силой".

Сюй стал вспоминать другие учения: Буддизм, Индуизм. Он понимал: "Истина не должна быть сокрытой от ищущих. Будда", – подумал он, – "предостерегал от желаний – "Откажись от желаний, и обретешь свободу!" – Но ведь желания бывают и хорошие?! Важно иметь способность к различию.

Разум!.. Не ум, а разум, наполненный Божественной мудростью и любовью, должен сформировать это различие.

Человек не должен стремиться и желать стать независимым Богом-Творцом, а слиться с Отцом-Создателем, стать его составной частью – Со-творцом…

Возможно, отделившиеся Ангелы избрали Землю для своего эксперимента. От того мы и рождаемся на ней снова и снова, пока не просветлеем и не обретем истинной свободы в сотворчестве с Отцом.

Да, индуизм вполне прав… Вот в чем секрет кармы! Бог никого не наказывает. Наказываем себя мы своим порочным творчеством – обретаем болезни и несчастья, и рождаемся снова и снова, чтобы искупить свою карму, свой грех своими же страданиями. Грех?.. Ну да! Вот откуда в христианстве, что мы уже рождены во грехе... Как все просто!..

Господи! Спасибо тебе за просветление моего сознания!" – промолвил Сюй, и тут же подумал: "А вдруг это все только мои домыслы? Нет! Это силы тьмы внушают мне сомнения. Только что я уложил в это "просветление" все, что твориться в мире, и еще сомневаюсь!"

И все же подумал: "А как же приматы, эволюционирующие на планете по замыслу Творца?.. Как с их жизнью? Понятно... они – жертва арены борьбы Сил Света и тьмы. Им крупно не повезло, что они оказались на планете, выбранной для этих столкновений".

Сюй уже не сомневался, а только искал подтверждений, и все, что приходило ему на ум, легко находило свое место в этом новом трансформированном личном понимании истины.

"Наверное, и Кришна, и Иисус – все приходят для спасения человека, чтобы он вернулся в свою Духовную Семью, вернулся к своей изначальной бессмертной Божественной сути.

Но воплощаются и демоны Зла, настраивающие сознание человека на ложный путь – получение удовольствий, осуществление своих мелких эгоистических целей, скрывающих главное, захватывая сознание человека и уводя его от истинного сотворчества и владычества в мире".

Сюю стало предельно ясно, что нет для человечества важнее задач, чем наработка добродетелей любви и заботы обо всем сущем, что и открывает истинное служение. Ведь сам Господь служит нам, прощая все творимое нами, очищая планету потопами, катастрофами, что бы спасти ей жизнь, оградить от неразумного использования своего творческого потенциала.

"Просветленные Учителя говорят о том, что ни ясновидение, ни сверхспособности в виде сверхъестественных сил, не приведут человека к спасению. "Если я имею дар пророчества, и знаю все тайны, и обладаю всей мудростью, и веру имею мощную, как ураган, который горы сдвигает, но любви не имею – то я ничто," – вспомнил Сюй выдержку из "Евангелие мира от Ессеев".

Люди, осознавшие свою принадлежность к Создателю и освободившие сознание от Зла, более не воплощаются на Земле, кроме как по своему желанию помочь тем, кто еще находится в плену духовного мрака и невежества. Это их огромная жертва, но они делают это из открывшейся в их душе огромной любви и сострадания ко всему сущему на Земле.

Человек настолько самоуверен и честолюбив, что даже во снах Силы Света не могут передать ему светлые мысли и чувства о его Духовной Семье. Даже во сне подсознание человека загрязнено враждой и спорами, самомнениями "Царя Природы", не имеющего юридической власти к правлению.

Отступники за обиды и злобу своих собственных ошибок распяли даже сына Божьего, присланного Отцом во имя спасения их душ… Какой же невероятно огромной любовью и верой в спасение нужно обладать, что бы простить людям такие злодеяния!.."

В сознании Сюя родилось понимание и уверенность: "Человек отступил от сотворчества с Господом своим волевым актом, и таким же волевым намерением должен вернуться в лоно его любви и заботы.

Господь терпеливо ждет, пока мы не завершим свой эксперимент, и когда состоится "возвращение блудного" сына в его Райскую Обитель.

Когда все это произойдет, на Земле воздвигнут памятник в назидание потомкам. Наверное, этот памятник будет построение Рая на планете, претерпевшей так много испытаний и бед.

Нет!.. Зло не способно долго удерживать сознание в плену страха и невежества. Это невозможно! Очевидно, что скоро, человечество созреет пробудиться к истине и состоится Переход – возврат в ангелоподобные нематериальные тела. Время пришло, и многие уже обращаются к Богу, как к своему Отцу, и уповают на Его помощь и руководство в своей земной жизни.

Так же, как делаю и думаю сейчас я, поступают многие.

Да отыщут все заблудшие души путь к спасению и свету!" – еще раз утвердительно подумал Сюй, улыбнулся миру и всем, кто принимал незримое участие в его размышлениях.

Воскрешение

Рубрика: Книги
Дата: 28/09/2014 11:50:53

Сюй много слышал о карме и реинкарнации, о том, что его Дух уже не однажды воплощался в материальном мире, что настоящее воплощение, очевидно, тоже не последнее. Но и информация из Священной христианской книги, однажды запечатлевшись в его сознании, нет-нет, да и подавала симптомы своего права на истину. А эти симптомы заключались в том, что Сюй самопроизвольно начинал думать о библейском всеобщем воскрешении, как о невероятном чуде в конце веков. Но восприятие этого обрывалось на том моменте, когда он пытался представить, как все его бывшие воплощения воскреснут, и будут общаться между собой. И где, и каким образом будет присутствовать он сам, осознающий себя как личность и индивидуальность?

Он с ужасом думал о том, что воскреснут самоубийцы и прокаженные, калеки или просто уроды. Испытают ли они удовлетворение от своего воскрешения? Ведь многие из них, отмучавшись, покидали этот мир с облегчением, сбросив непосильную ношу с усталых, сгорбленных плеч. Да и воскресший старик, проживший свою жизнь честно и благородно, вряд ли будет полон оптимистических надежд на продление своего существования.

Много различных вариантов воскрешения приходило ему в голову, но так же легко и покидало ее, не зародив в сознании ясного понимания и необходимости такого явления. Ведь, если их даже воскресят для суда над их деяниями, то неужели Господь не может совершить этого сразу после того, как они развоплотятся? Ведь воскрешенные через сотни, тысячи лет, не увидят плодов своих добрых или злых дел – мир быстро меняется до неузнаваемости.

Наконец решив, что он так и не сможет понять всего этого, Сюй осмелился задать вопрос Учителю, так как понимание этого процесса расценивалось его сознанием как фундаментальная основа многих параметров его жизненных усилий. Понимая, что он должен задать вопрос в четкой форме, он концом сломанной веточки начертил иероглиф "Воскрешение", подчеркнул его и поставил рядом вопросительный знак. Задумавшись, Сюй слегка вздрогнул от соприкосновения со своей рукой руки Учителя. Тот исправил несколько линий, объяснив, что правильно произносить его надо "Васкрещение", что означает: "Вас" и "Крещение".

Озадаченный ученик спросил:

– Но это же совсем другое слово?

На что Учитель удивленно приподнял брови и улыбнулся:

– В писании, дорогой Сюй, говорится не о воскрешении, а о восстании – "…и восстанут мертвые…" Но восстание будет подавлено силою Святого Духа.

По глазам ученика было видно, что эти слова ввергли его сознание в еще большее недоумение.

Сюй вспомнил слова проповедника: "Кто верит и крестится, войдет в Царствие Божие".

– Совершенно верно! – одобрил его мысль Учитель. – Только крестить должны Большие Величины, устраняя поле препятствий и утверждая материальный объект знаком креста.

Учитель провел вертикальную линию вдоль тела Сюя, поясняя:

– Это соединение Земной и Космической энергий, творящих в тебе жизнь. А это – твой жизненный путь, – Учитель начал вести горизонтальную линию через его тело тремя сомкнутыми пальцами. Дойдя до пересечения с вертикалью, добавил, – в месте пересечения ты здесь и сейчас в пространстве и времени. Слева твои прошлые воплощения, а справа, – указательный и средний пальцы Учителя заскользили дальше от пересечения по воображаемой линии, уходящей в бесконечность, – твое будущее.

Сюй почувствовал, как от этого жеста Учителя нечто вошло в его тело. Это нечто не имело объяснения, но воспринималось как вечность, сила, ясность и утверждение.

– В конце веков, – продолжал Учитель, – когда накопленный опыт должен будет перейти в новое качество, в памяти Бытия восстанут все личности и события, связанные с ним. Но не все восставшее перейдет в жизнь вечную. Все, что мы помним, мы утверждаем. Наша память дает право на существование того, о чем мы помним.

Чистый Дух каждого, вспомнив прошлые воплощения и события, отвергнет все темное, негативное и ненужное, что мешает его Богореализации… Произойдет самоочищение… Для жизни вечной твое Высшее "Я" оставит только позитивные наработки. Ведь ты в повседневной жизни каждое утро ориентируешь себя на восхождение, радость и знание, не желая омрачать себя грузом неудач, плохих поступков и событий.

Темное восстанет, желая обрести вечную жизнь в памяти Духа, но будет отвергнуто. Тьма растворится в свете. Свет не воюет с тьмой, она бесследно исчезает в его присутствии.

Глаза Сюя стали прояснятся. Он начинал понимать обряд самого крещения, и почему священники говорят: "Крещу тебя Отцом, Сыном и Духом Святым". Почему вода при Крещении обретает качества святости, и почему крещение самого себя – это акт утверждения жизни в своем физическом теле. Он еще раз с удивлением для себя отметил способность Учителя не разделять, а объединяет все религии в единую, стройную систему, именуемую Жизнь.

Сострадание

Рубрика: Книги
Дата: 16/11/2013 11:41:21

При каждом удобном случае Сюй задавал все новые и новые вопросы, и Мастер, не без удовольствия посвящал его сознание в мудрость Бытия. Сюй чувствовал, как меняется его понимание жизни и мировоззрение в целом. Каждый вопрос, освещенный Учителем, делал его сознание более зрелым и целостным.

Такое обучение совсем не походило на занятия в монастыре, и было как глоток свежего воздуха, пробуждая сознание к осознанности и ясности восприятия.

- Учитель, как часто от своих наставников я слышал о сострадании, но мой ум никак не может понять, почему, если страдает кто-то, то страдать должны и остальные? Не увеличиваем ли мы своим состраданием уже существующую проблему, не подпитываем ли ее своей энергией?

Ведь если человек болен или неудачлив, то это результат его прошлых действий ума и тела, а сострадание – это сочувствие, а сочувствовать – это вызывать у себя подобные чувства.

Некоторые даже уверяют, что страдания облагораживают нас. Не могли бы Вы, уважаемый мой Учитель, внести ясность в этот вопрос. Ведь он так важен для меня!

- Сострадание… – начал было Учитель, но тут же его губы замерли на полуслове… Воцарилась пауза…

Учитель сделал глубокий вдох, выпрямляя спину, чуть пряча зрачки за верхнее веко. Казалось, он пропускал через себя невидимые потоки, на которые сердце Сюя начало реагировать. Они разливались по груди и рукам, и их энергию очень сложно было выдержать в неподвижном состоянии.

- Сострадание, продолжал Мастер, – это Великая Сила Мироздания, но чтобы понять это, необходимо знать многое об его устройстве… Но есть вопрос – есть и ответ… Через сорок минут я расскажу тебе об этом.

Сюй недоумевающе посмотрел на Учителя, и тут же получил ответ на свое смятение.

- Солнце должно пройти свою активную фазу на небосклоне, и тогда его энергия будет родственной выбранной тобой теме. Оно будет помогать усваивать ее, составляя с нами единое состояние.

Такое объяснение не сильно устроило ученика, особенно то, что положение Солнца на небосводе должно соответствовать теме их разговора. Но то, что скоро он будет слушать истину о волнующем его вопросе, приводило сознание в трепетный восторг. Он готов был ждать сколько угодно, лишь бы Учитель осветил его разум своей Божественной мудростью, и в темных уголках сознания еще ярче возгорится Свет Истины, освещающий его жизненный путь.

Прошло около получаса. Сюй внимательно пытался отследить все изменения во внешнем и внутреннем и мирах, но ничего особого так и не заметил.

Он понимал, что, наверное, затронул очень сложную тему и разговор может затянуться на долгое время, поэтому позаботился о свежем напитке для Учителя, который тот всегда пил при подобных беседах, делая паузы в словах, внимательно наблюдая за тем, как ученик усваивает новую информацию.

В эти минуты у Сюя начинало звенеть в ушах, а в голове как будто что-то уплотнялось, передвигалось с места на место или вдруг заливалось внутренним светом.

Закончив приготовления за указанный срок, он уселся напротив Учителя, поставив напиток рядом с ним, как подношение в храме Будды, украдкой ловя каждое движение Мастера, вплоть до его дыхания. Это и впрямь походило на поклонение, но Сюй не мог иначе относиться к своему Учителю, который, заметив все это, улыбнулся своей внутренней улыбкой, от которой веяло заботой и любовью. Как она отличалась от улыбок многих, встречавшихся на его жизненном пути, желавших ему добра, но ни одна из них не владела такой притягательной силой, такой проникающей любовью и мудростью.

- Все, что существует в мире обличено в форму, – начал Учитель, – форма отображает свою внутреннюю суть, и является целесообразностью. То есть каждой цели соответствует свой образ – форма. Цели, задачи или программа реализации тесно связаны с формой: ангелов мы представляем крылатыми, а повозку с колесами.

Сюй не понимал, причем здесь целесообразность появления формы, как соответствие своему внутреннему миру, к состраданию как таковому, но он боялся перебить Учителя, ибо тот еще вначале предупредил его, что, чтобы понять сострадание, нужно знать и устройство Мироздания, однако начало казалось ему совершенно отвлеченным.

- Форма есть пространство реализации своего содержания, она как бы обеспечивает максимально эффективную реализацию целей и задач своего внутреннего мира, заложенного как информация. От того и человек должен ценить и беречь свою форму. Йоги входят в глубочайшее состояние духовного освобождения "Самати", но не теряют свою связь с телом, хоть находятся в совершенных условиях общения с Высшим Разумом, длящимся иногда не только тысячелетия, но и миллионы лет.

- Миллионы?! Разве такое возможно? – Невольно сорвалось с губ Сюя.

- Да. Это не только возможно, но так именно и происходит: соединив тело и Дух воедино, можно одновременно пребывать в тонком и материальном мирах. Сейчас это закрыто для людей и плоть, зачастую, не соответствует их высокому Духу, они не могут открыть у себя сверхвосприятие не только внешнего, но и внутреннего Космосов. Все потому, что сейчас пространство их реализации имеет другие задачи – идет большой цикл погружения Духа в материю, когда ему очень тяжело совершать независимую деятельность. Правда, этот цикл идет уже к концу и скоро приоритет Духа войдет в свою доминирующую фазу. Но тот, кому при жизни удалось сгармонизировать отношения Духа и тела, не спешит расстаться со своей физической оболочкой, а бережно хранит ее очень долгое время.

Сюю на миг показалось, что самому Учителю несколько миллионов лет, и вся Вселенная смотрит через глаза Мастера на него, а блики в его глазах – это тысячи Солнц, несущих жизнь своим мирам…

- Они не очень похожи на нас, – мягко перебил Учитель его размышления… Когда их Дух соединился с Вечностью, прошло очень много времени, и люди сейчас выглядят по-другому. Иногда эти Высокие души помогает ищущим истину обрести Вечные знания, но редчайшие посвященные могут лицезреть их телесную форму, находящуюся в глубоком трансовом погружении.

Чем дольше живет человек, тем больше мудрости он может накопить, чем больше мудрости – тем ценней и весомей его действие в мире. Чем ценней его действия в мире – тем выше его Космический и Земной статусы.

Сюй хотел задать много вопросов о Сынах Бога, людях, которые незримо контролируют развитие жизни на Земле. Он, конечно же, слышал о них – людях, которые находятся в состоянии "Самати" глубоко в горных пещерах, но то, что среди них есть такие, которым уже миллионы и более лет, было для него потрясением.

Вопросы так и рвались наружу, но Сюй помнил наставления Учителя: "Никогда не нужно отвлекаться от стержня, то есть основной темы размышления или беседы. Лишь тогда она дает плоды проникновения в неизведанное".

Сюй не понимал, да и не мог понять в то время, что "Самати" – это и есть Великое Сострадание свободной души, отдавшей себя на служение миру, в котором обретаются бесконечные знания, совершенствуя этим Вечный Дух – Великое Творческое Начало, порождающее жизнь.

- Учить правильному состраданию – Великая миссия Великих мудрецов, приходящих на Землю. – Продолжал Учитель. – Душа немногих в этом мире способна к правильному состраданию, но те, кто смог открыть в себе это Божественное чувство, весьма близки к Творцу, и им позволяют сохранить свои тела, находящиеся в вечном служении миру.

Как бы ни мало было пространство, оно всегда имеет свое содержание, то есть свой внутренний мир, свой космос. Космос – это порядок. Порядок – это выполнение программы своего существования, связанного с Целым.

Каждое содержание имеет свою программу существования с учетом задач реализации пространства, в котором оно находится, иначе, под угрозой станет реализация задач пространства, которое в свою очередь, является содержанием еще большего пространства. Сбой в любом из звеньев микромира лихорадит всю Вселенную.

Учитель положил свою руку поверх руки Сюя и, заглянув в его глаза, спросил:

- Ты понимаешь свою ответственность перед миром, породившим тебя?

От неожиданного вопроса и прикосновения Учителя, Сюю показалось, что его прошило молнией, тело бросило в жар, что-то заметалось в нем из стороны в сторону, ища выхода, губы одеревенели и не могли произнести ни слова.

Перед глазами Сюя открылась вся Вселенная, как единый организм, где все находится в служении друг другу и большие величины служат меньшим, как и меньшие большим. И все это – единственно возможный способ сохранить Космос от хаоса и разрушения.

Великий Порядок, именуемый Космос, впервые для Сюя стал столь понятным и значимым. Ему стало абсолютно ясно, почему все служит Господу, все, что есть во Вселенной: от мельчайшей его составляющей до огромных, глобальных величин.

Ощущения тела, времени и пространства исчезли. Он стал самой жизнью, самим процессом миропроявленности.

Он понял, что если человек или человечество в целом не сопричастно с идеями пространства своей реализации, то оно обречено. Это как вспышка спички на темном небосклоне: никто не поддержит твоего горения, никого не заметит твой свет, ибо в нем нет любви, заботы, служения – что и есть сострадание.

"Получается, пространство реализации всегда страдает?! Вот это да!.. Оно действительно страдает вместе со мной, и я наношу ему раны своими неправильными мыслями и действиями!" – Сюй неожиданно оказался песчинкой в своем сердце, и душа заныла от боли и сострадания. – "Господи, ведь если мы не будем помогать друг другу правильно осмыслить цель своего воплощения, если мы будем наносить вред окружающему миру, мешая ему осуществлять свои задачи, мы все погибнем!"

Страх за все человечество холодными стальными клещами сдавил сердце Сюя. Еще минута и оно бы не выдержало этого давления.

"Господи! Господи! Спаси и помилуй нас грешных!" – прокричал Сюй из глубины своего погибающего сердца. И в тот же миг его слух взорвался пушечным выстрелом. Его существо из темного холодного пространства, пытающегося раздавить, лишить его права на жизнь, праздничным салютом вырвалось из злого плена и взорвалось тысячами фейерверков, ослепляя зрение силой своего света и цвета, наполняя в одночасье его самого несокрушимой силой любви Мироздания, поспешившего на выручку слабому звену, просящему его помощи и спасения.

Потоки любви вмиг заполнили все существо Сюя, и он из маленькой светящейся песчинки своего сердца стал превращаться в светоносное существо. Он ощутил себя Солнцем и протуберанцы любви в виде сострадания ко всему проявленному во Вселенной, неописуемым каскадом взволнованных чувств изливались из его сердцевины.

"Да будут все существа Вселенной счастливы, мирны, блаженны!" – родилось в сознании Сюя. Он посылал эти эманации в окружающий мир, во все стороны света, испытывая от этого величайшее наслаждение.

Без наград и признания, без выгоды и поощрения, все его существо стремилось к служению внешним и внутренним мирам, и изливалось потоками света, создавая ощущение одновременного движения внутрь и наружу.

Сюй не мог сказать, сколько времени продолжалось это, но через время сила света стала приобретать физические ощущения, и вскоре сформировалось как переизбыток тепла в сердце и на макушке головы, возвращающие его сознание в физическую форму.

Осознание тела постепенно возрастало, приоткрытые глаза ослеплял дневной, яркий солнечный свет. Тело еще сохраняло неподвижность и казалось одеревенелым.

Встретившись с глазами Учителя, Сюй спросил:

- Что это со мной было?

- Ты был в состоянии "Сомати", – ответил Учитель, – шестнадцать часов.

- Шестнадцать?.. Сегодня что уже завтра? – Нелепо спросил Сюй, – То есть…то есть, – запинаясь, продолжал он, – сейчас что день следующего дня?..

Тело с неохотой возвращалось к "жизни". Да и ум с нескрываемым сожалением покидал новое возвышенное состояние.

- А я мог просидеть и больше? – с нескрываемым восторгом спросил Сюй.

- Нет. Для этого нужны условия, чтобы тело не пострадало от внешних раздражителей.

- Например, в пещере?

- Да. Но и сознание твое еще не готово к труду в тонких мирах. Дух, отделившийся от плоти должен не только пребывать в блаженстве, но и уметь проявлять заботу о физическом мире, подарившем ему плоть, иначе нить, связывающая Дух и тело, может оборваться. Тогда возвращение в тело уже невозможно.

Религия будущего

Рубрика: Книги
Дата: 16/11/2013 11:40:52

- Учитель! Какой будет религия будущего? Появятся ли новые Боги, дающие новые заповеди нам? Или мир начнет поклоняться кому-то одному: Будде, Иисусу или Кришне? Ведь люди иногда проявляют нетерпимость друг к другу только по различию своей веры.

Учитель так посмотрел на Сюя, как будто его взор охватывал не только внешнюю форму ученика, но и его мысли, энергетические центры, внутренние органы, и даже кости почувствовали этот проницательный взгляд.

Дальнейшее так и осталось непонятным для Сюя: то ли вопрос прозвучал от Учителя, то ли он родился в его голове:

- А каким бы ты хотел видеть Бога будущего? Какому Богу хочешь верить ты?

От всего этого душа Сюя затрепетала и стала метаться от образа к образу, как будто застигнутая врасплох. Но, успокоившись, из ума она перешла в сердце, и Сюй почувствовал, что он становится маленьким мальчиком, у которого родители спрашивают: "С кем бы он хотел жить, с отцом или с матерью?"

Его глаза заблестели детским озорством и наивностью. Лоб расслабился, и даже просветлела кожа лица. Смущаясь, и запинаясь, он ответил:

- Ну… я бы хотел… чтобы Бог любил все созданное им в нашем мире, проявлял заботу о нас и помогал в поисках истины. А Его образ для меня не существенен. Я ощущаю Его как Свет, Любовь и Теплоту. Ведь Его забота и любовь вряд ли будут зависеть от Его роста, цвета кожи, бороды или длинны волос.

Учитель одобрительно улыбнулся и начал говорить так, будто разговаривал сам с собой.

- Дуалистические религии, заполонившие мир, разделяют Бога на части, заявляя о своей избранности, и что лишь их путь ведет к спасению. По их мнению, Бог ведет себя избирательно, отдавая кому-то свои предпочтения и симпатии. Исключительность избранных предполагает разделение среди людей, утверждая свою идеологию, мораль, способ существования, она настраивает на борьбу друг с другом, приводя к конфликтам и войнам.

Он немного задумался, и с легкой грустью в глазах добавил:

- Такое разделение переносится и на самих разделяющих. Они отделили себя от Бога, считая, что Он как личность, обитает где-то на Небесах. Они готовы предположить и поверить в то, что их излюбленный оппонент Богу – "Дьявол" поселился в душах людей и имеет над ними реальную власть, а Бог лишь со стороны, где-то из-за облаков, наблюдает за всем этим.

Корабль, идущий на маяк очень тяжело сбить с курса. Ему легко ориентироваться, ибо цель и направление видны и известны ему. Если же в поисках нужного направления необходимо все время пришвартовываться к берегу и расспрашивать об этом, задача во многом усложняется.

Для легкой ориентации в духовном пространстве, надо сформировать в подсознании своеобразный маяк, помогающий избежать усложненных ответвлений. Любой путь по кривой может привести к цели, и нельзя сказать, что он не верен. Просто он усложнен тем, что может быть в десятки, а то и сотни раз, длиннее пути прямого.

Изначально ты должен сформировать у себя в голове понимание о Едином, Всепроникающем и Вездепребывающем Господе, переставая отделять Его от себя, тоскливо вглядываясь в Небеса, ибо тебе придется преодолеть тобой же созданное препятствие, разделяющее тебя с Богом. Поэтому нужна медитация, которая сможет сформировать понимание "Я и Отец – одно", "Бог во мне, а я в нем".

Если ты ляжешь и попытаешься расслабить свое тело, у тебя не получится глубокого расслабления. Для того, что бы ты мог полностью расслабить ум и тело, необходимо непосредственное общение с ними, в виде диалога, ведь мы общаемся словами не только друг с другом, но и со своим внутренним миром. Человек до того привык к такой форме общения, что мыслит словами, иногда даже вслух ведет диалог с самим с собой. Слово имеет огромную силу и значение. "Вначале было слово".

Если ты обратишься к своей руке и сознанию, говоря: "Моя рука теплая и расслабленая", "Мое сознание безмятежно и спокойно", то, общаясь с ними таким образом, ведя диалог как с равными, ты достигнешь результата значительно быстрее, нежели бы ты попытался сделать это усилием воли. Тело начинает понимать чего ты хочешь, ведь ты манифестируешь свою цель ясно и конкретно.

При обычном расслаблении тебя всегда будут посещать "посторонние" мысли. Маяк пропадает в тумане плотно текущих образов. Цель временами ускользает, и корабль блуждает во мраке. Как при осознаваемом сне, чтобы не потерять осознанность, ты должен говорить: "Я ЕЗМ чистый Дух, осознающий иллюзорность созерцаемых событий и форм", так и при расслаблении ты должен двигаться умом, от одной части тела к другой, ведя его к общей нужной цели. Каждое движение ума, манифестирующее свое желание, будет вести к единству его частей в реализации желаемого.

Заложи в своем подсознании идею единства с Богом как истинный, единственно возможный способ Бытия. Устрани разделение, и ум начнет работу по объединению, где большее будет видимо в малом, как и малое в большом. Тогда ты, как пчелка, с каждой веры, как с различных цветков, привнесешь нектар благоухающей истины, рассеянной в незрелых попытках осознать Единого не через единство, а через разделение на разнообразные Божества. Для пчелы процесс творения меда естественен – это сбор пыльцы с различных цветов.

Медитации о Едином Боге и своем родстве с Ним – основа успешной работы по объединению своего сознания с Вечноторжествующей жизнью.

"Религия" должна помочь совершить проникновение в эту истину, лишь она дает человеку моральное право на бесконечное развитие.

Религия будущего будет Единой. Ты же не хочешь разделить себя на части по признакам различия формы, чтобы голова конфликтовала с руками, руки с ногами, язык с глазами? Все части должны дополнять друг друга. Ведь это так здорово, когда руки делают то, что придумала голова, глаза следят за правильностью пути, а ноги перемещают нас в пространстве. Каждая религия может дополнить и быть полезна другой, а сила – в их равенстве и единстве.

Объедини их в себе и вопрос о том, что важнее, исчезнет.

Единство познается единением, а не разговорах о нем.

Отсутствие практической части духовного образования закрепощает ум в тисках формального богослужения, не дающего тех удивительных плодов расширения его возможностей, граничащих со "сверхъестественными способностями".

Человек должен отличать реальность от действительности. Осознать, что действия ума на информационную структуру предметов весьма реально, и составляет духовный фундамент его взаимодействия с миром, хотя в действительности трудно наблюдаем и осознаваем в короткие промежутки времени.

Духовное владычество, принятое им как факт, создает фантастические предпосылки для проявления созидательности его разума.

Истинная природа вещей Божественна, и разум, взаимодействующий с этим уровнем реальности поистине чудотворен и Богоподобен.

Человек с незрелым сознанием, соприкасаясь с такими проявлениями сознания, стремится оказывать влияние на ход событий в желаемом направлении. Отсюда – магия и колдовство, сглазы, порчи, проклятия и прочее.

Мистическое туманное покрывало религиозного догматизма должно смениться практическими повседневными взаимодействиями разума в позитивно-конструктивных связях с миром, отображающих Божественное сопричастие и союз с природой окружающих вещей.

Религия, как элемент социальной структуры, должна вести человечество по пути самораскрытия потенциальных возможностей сознания в идеалистической надежде каждой души – построение совершенного духовного общества, способного поднять человечество на новую ступень эволюции сознания, где истинный гуманизм сменит служителей, утешающих ложью, обманом и иллюзорным счастьем, без истинного кропотливого духовно-практического образования.

Сюй еще раз с нескрываемым восторгом отметил глубину всепроникающего сознания Мастера. Он поистине был горд, что может учиться у такого Учителя. А главное – ум не находил ничего, чтобы противоречило его ищущей душе и пытливому разуму. Он внимательно слушал Учителя, восхищаясь его удивительной способности составлять такие сложные предложения, но такие простые по смыслу, пониманию и выражению основной идеи, доносимой своему ученику, которым Сюй с гордостью осознавал себя и радовался этому как ребенок, у которого есть отец, способный ответить на любой, поставленный им вопрос.